How. Kill. Yourself.

18 мая 2011.
Тольятти.

Большой Взрыв Мозга.
Философия самопрощения. Вот что это такое. Лозунг «бить или быть избитым» здесь не катит совсем. Не потому что не подходит, а потому что не катит. Когда твоя голова поворачивается на сто один градус вправо обычно не думаешь о таких вещах как философия выживания. Хотя самое время подумать об этом. Подумать о том, к чему приведёт такой образ жизни, к чему ты идёшь. В голову врывается какая-то сверх гениальная мысль, такая, что хочется поделится со всем миром. Поделится прямо сейчас, в этот момент, пусть он самый неудобный, но я же знаю, что через секунду мысль исчезнет, пропадёт на совсем. Я уже сейчас начинаю забывать, что же такого гениального придумалось моей голове в момент удара.
Мысль эта несомненно гениальна. Настолько, что даже нельзя выразить словами. Даже если бы и хотелось выразить, просто нельзя. Не получается. Нет таких слов, нельзя так скомбинировать буквы в слова, слова в словосочетания, чтобы выразить эту мысль.
Мысль возможно изменит весь мир к лучшему. Но кроме меня её сути не узнает никто, и это несомненно обидно. И даже если я её сейчас забуду, след о ней навсегда останется у меня в голове. У меня, и только у меня. Ведь такая мысль никому больше в голову не приходила, иначе выразили бы её. А может они тоже не смогли.
Это уже не важно.
Исчезла навсегда.
Пропала.
Мир полетел к чертям, точно. Если нет, то почему всё переворачивается вверх тормашками, люди начинают перемещаться на стену. Затем на потолок, а флуоресцентные лампы все почему то падают на пол, одна за другой, как… несбывшиеся надежды? Мечты? Желания? Ка люди. Лампы падают на пол как я.
Всё определённо летит к чертям. Всё определённо падает к чертям.

За двадцать минут до Большого Взрыва Мозга.
В раздевалке, я сидел на скамейке и курил. Думал, что мне кто-нибудь запретит, но всем было наплевать курю я или нет. Это была общая, грязная раздевалка, в которой переодевались «грязные игроки», трамплины, надежды отечественного тайского бокса, будущее отечественного тайского бокса. И ещё здесь переодевался я. Я был трамплином. Был надеждой отечественного тайского бокса. Был «грязным». Кто же я сейчас? Тот, кто через двадцать минут упадёт от левого короткого бокового, и не потому что боковой будет сильный, а потому что, мне в голову придёт гениальнейшая мысль, из-за которой я забуду обо всём на свете. Даже о том, что нужно держать защиту. Тот, кто через двадцать минут и пять секунд поднимется опять, чтобы получить снова, и в итоге проиграть в пятый раз за всю свою жизнь. Чтобы через день выиграть снова.
Но сейчас это не имеет никакого значения. Сейчас я курю и с отвращением смотрю на голую задницу какого-то жирного ублюдка, который будет бить другого мудака, переодевающегося в шкафчике рядом. Здесь нет личных тренеров, нет собственных залов и раздевалок для каждого долбанного петуха. Здесь нет музыки, нет даже нормального ринга, нет рефери, есть тут только бешеные зрители и запредельные гонорары. А на остальное наплевать. Хотя, какое остальное? Я ведь уже перечислил всё что можно, кроме шлюх, которые ходят с огромными картонками, на которых написана определённая цифра. Так вот, их здесь тоже нет.
Скукота. Даже нет никакого адреналина перед боем. Я прищурился и бросил бычок прямо в, только что снятые, трусы говнюка, который очевидно, заигрывает со мной. Я вышел на улицу, даже не начав переодеваться, посмотрел на неяркую луну и подумал, что мне определённо сегодня повезёт. А если и нет, то повезёт завтра. Это в сущности не так уж и важно.

Через два часа после Большого Взрыва Мозга.
Что же всё-таки имеет значение? Процесс? Стремление? Результат? Провал? Попытка? Наверное смешение из всех этих слов, действий. Хотя наверное, в жизни, кроме самой жизни неважно ничего. Уибться, убить, проебать её как можно быстрее и умереть молодым, чтобы не состарится никогда. Или состарится, завести внуков и позабыть имена своих детей. Или просто сгореть, как спичка, так и не успев узнать, как же зовут ту актрису из фильма, название которого забыл уже давно. В любом случае луна всегда будет одинаково тусклой, чтобы там кто ни говорил, а солнце всё равно сгорит через пять миллиардов грёбанных лет. Всё всё равно кончится. Можно жить, а можно умереть, всё зависти от самого человека.
А мне плевать. Я проживу, столько сколько проживу, и, мать вашу ни днём больше ни днём меньше.
А главное — это осознать, что ты живёшь по-настоящему. Что это дышишь, а мог дышать кто-то другой, но дышишь ты. Осознать, что эта жизнь — твоя. И, всем наплевать, как ты её проживёшь. Я не знаю, как это можно выразить, но всё глубже. Гораздо глубже, дальше и глубина лежит на поверхности.
Я так и не могу вспомнить гениальную мысль, пришедшею мне тогда в голову. Вспомнит кто-то другой. Это неважно, мне не жалко. Я живу дальше. Кажется живу…

2 комментария

Prosti
мысли спортсмена? так это мысли плохого спортсмена — он же курил в раздевалке. Спортсмен и мысли? что-то уж совсем фантастический рассказ получился.
DEATH
это мои мысли.
Оставлять комментарии могут не только лишь все, мало кто может это делать.