Дуглас Коупленд. Поколение X



ниже будут несколько цитат из одной из самых моих любимых книг.
Дуглас Коупленд — Поколение Икс.

Знаете, Дег с Клэр много улыбаются, как и большинство моих знакомых. Но
в их улыбках мне все время чудится что-то либо механическое, либо злобное.
Как-то так они выпячивают губы… нет, не лицемерно, но оборонительно. Сидя
между ними на крыльце, я испытываю небольшое озарение. Оно состоит в том,
что в своей повседневной, нормальной жизни мои друзья улыбаются совсем как
те люди, которых принародно обчистили на нью-йоркской улице карточные шулера
— беззлобно, но все же обчистили, а они — жертвы социальных условностей — не
решаются выказать свой гнев, чтобы не показаться полными недотепами.
#

Немногие способны веселиться непринужденно — только дети, по-настоящему богатые старики, чертовски красивые люди, извращенцы, люди, которые не в ладах с законом…
#

Жить одному, может, и не очень-то весело, зато нет никого, кто бы вас постоянно раздражал.
#

Пассивный садизм: непреодолимая тяга поглазеть на жертву катастрофы или несчастного случая.

#

Жить, все время думая о том, как выглядишь со стороны, — вредно.
#

Мне кажется, что, когда Господь создает семьи, он просто тычет пальцем в телефонный справочник, попадая наугад, а потом говорит тем, кого выбрал: «Эй! Следующие 70 лет вы проведете вместе, хотя у вас нет ничего общего и вы не нравитесь друг другу. Но если вы хоть на секунду почувствуете, что эти люди вам чужие — вам станет стыдно».
#

Искренних порывов нечего стыдиться.
#

Сперва ты мне вот что скажи: ты умер, закопали тебя в землю, и летаешь ты себе в том мире, где мы все будем, – так вот, расскажи, чем тебе запомнилась Земля?
— Ты о чем? Не понимаю.
— Какое мгновение олицетворяет для тебя всю суть твоей жизни на этой планете? Что ты унесешь с собой?
Молчание. Тобиас не понимает, к чему она клонит, да и я, честно говоря, тоже. Она продолжает:
— Поддельные яппи-переживания, которые покупаются за деньги, – типа спуска на байдарках по водопаду или катания на слонах в Таиланде, – не в счет. Я хочу услышать рассказ об одном кратком мгновении твоей жизни, доказывающем, что ты и вправду жил.
#

Как говорится, мы тратим молодость на приобретение богатства, а богатство — на покупку молодости.
#

Мы вечно излишне копаемся в себе. Это для всех нас губительно.
#

Окажи родителям чуточку доверия, и они воспользуются им как ломом, чтобы вскрыть тебя и переустроить твою жизнь, лишив ее всякой перспективы. Иногда возникает желание глушануть их слезоточивым газом.
#

Должно быть, надо относиться к жизни с большим юмором. Но это трудно.
#

О жизни нужно рассказывать, и рассказывать искренне: тогда пережитое уходит, и можно жить дальше.
#

— О чем вы думаете, когда видите солнце? Быстро. Валяйте не
задумываясь, а то убьете свою первую реакцию. Давайте — честно и чтоб мороз
по коже. Клэр, начинай ты.
Клэр вмиг схватывает идею:
— Ну что ж, Дег. Я вижу фермера из России, который едет на тракторе по
пшеничному полю, но солнечный свет ему не впрок — и фермер выцветает, как
черно-белая фотография в старом номере журнала Лайф. И еще один странный
феномен: вместо лучей солнце начало испускать запах старых журналов Лайф, и
запах убивает хлеб. Пока мы тут говорим, с каждым нашим словом пшеница
редеет. Пав на руль, тракторист плачет. Его пшеница погибает, отравленная
историей.
— Хорошо, Клэр. Наворочено. Энди, ты как?
— Дай подумать секундочку.
— Ладно, я вместо тебя. Когда я думаю о солнце, я представляю
австралийку-серфингистку лет восемнадцати где-нибудь на Бонди-Бич,
обнаружившую на своей коже первые кератозные повреждения. Внутри у нее все
криком кричит, и она уже обдумывает, как стащить у матери валиум. Теперь ты,
Энди, скажи мне, о чем ты думаешь при виде солнца?
Я отказываюсь участвовать в этих ужасах. Не желаю включать в свои
видения людей.
— Я думаю об одном месте в Антарктике под названием Озеро Ванда, где не
было дождя больше двух миллионов лет.
— Красиво. И все?
— Да, все.
Возникает пауза. А вот о чем я не говорю: то же самое солнце заставляет
меня думать о царственных мандаринах, глупых бабочках и ленивых карпах. И о
каплях жаркой гранатовой крови, сочащейся сквозь потрескавшуюся кожуру
плодов, которые гниют на ветках в соседском саду, — каплях, свисающих
рубинами с этих шаров из потертой кожи, свидетельствующих, что внутри
буйствует сила плодородия.
#

— Как люди спасут сами себя, если они не могут потрогать кусочек твоего ужаса? Он
нужен людям, люди его жаждут. После этого кровавого клочка они меньше
страшатся собственных язв.
#

У меня своя тайна. У тебя — своя. Есть, есть у тебя тайна — я ж вижу,
как ты улыбаешься. Ты и сейчас думаешь о ней. Давай-ка выкладывай. В чем
она? Надул сестру? Дрочил в кругу себе подобных? Ел свои какашки, чтобы
узнать, каковы они на вкус? Спал со всеми подряд и собираешься заниматься
этим дальше? Предал друга? Расскажи мне. Возможно, сам того не зная, ты
сумеешь мне помочь.
#

Все мои силы уходят на то, чтобы кое-как продержаться в здесь и сейчас, большего я не
прошу. Я одеваюсь, чтобы остаться незаметным, спрятаться — слиться с родом
человеческим. Закамуфлироваться.
#

4 комментария

Narenn
кажется, матрица конкретно сбоит, потому что именно сегодня я взяла с собой именно эту книгу, чтобы сюда фразы перепечатать понравившиеся, хотя книгу читала еще классе в 9м, но очень нравится до сих пор
совпадения такие совпадения
Nek
синхронно мыслите :)
Afleiden
ментальность.)
Narenn
Акаша или как там, инфо поле
Оставлять комментарии могут не только лишь все, мало кто может это делать.