Сказка о заблудившемся Романтике.

Эй, выгляни из себя и из-за угла и посмотри, — вот он идет. Он всегда смотрит невидящим взглядом куда угодно. Он просто ждет того момента, когда его взгляд встретиться с точно таким же минус — взглядом. Зеркало ему не подходит — изображение там так или иначе двигается, он видит микроизменения и разбивает открытую дверь в любом зеркале. Он мечтает, что, когда его и минус-взгляд столкнутся, они будут Абсолютно неподвижны. Навсегда.

Читать дальше

сказка о том,как раскрыть Мария.

Есть люди, есть существа, а есть они, дракодайки. Они одновременно и существа (ни в коем случае не люди, — хотя за людей их чаще всего и принимают) и в то же время не совсем.
Мне выпало, как теперь понимаю, к великому моему счастью, встретиться с дракодайком.(не знаю, было ли им это подстроено (это бы мне скорее польстило, чем оказалось правдой) или произошло «случайно», но в мою открытую дверь постучался однажды наглухо запертый дракодайк. Сначала подумалось, что не мне его раскрывать) — тогда моих сил (в любом смысле этого слова) явно было мало… и дракодайк, увидев это, ушел, ничего не оставив, кроме моего желания раскрыть его однажды.
Прошло немало времени, а психостимуляторы и заботы реальности растянули его вообще до невероятных пределов. И вот однажды, когда я даже думать перестал о том, что когда нибудь именно я смогу раскрыть дракодайка, он снова стоял на моем пороге. Такой же молчаливый и в настроении, которого не понять даже ключнице. Теперь он сказал, что его зовут Марий. Так он оставил мне кусочек всегда такой губительной надежды.
И я снова стал думать о нем. Марий. С[нежное] имя.
Теперь я просто уже не мог оставить и пустить свои чувства на самотек. Я старался поймать дракодайка (ведь он сам решает, когда ему прийти), но он ускользал мгновенно (годы тренировки? *грустная улыбка*), но все же однажды оставил мне письмо — небольшую книгу своих историй, историй уберсущества. Они были недлинными, и я проглотил их моментально, за один раз, так и не утолив своего чувства голода, возникшего уже на первой строчке самой первой истории. Они показались мне немного грустными, усталыми, но очень приятными от ощущения Мария.
Далее мои ментальные *смех* усилия (а по-другому было страшновато — не хотелось спугнуть) увенчались успехом, и дракодайк снова, в третий раз, стоял у меня на пороге.
на этот раз я не простил бы себе уходящего по прежнему запертого Мария и сделал все, что смог и… открыл его.
то чувство, которое открытый дракодайк назвал счастьем, заполнило и мою голову, очищая и удивительно проясняя все.
тяжелый раскрытый замок всегда оборачивается своеобразной «генеральной уборкой» для открывающего, а тем более для ключницы, и это действительно абсолют моего чувства радости (или счастья) (не уверен, пардон, какое из них уже пройдено, но имеется в виду непройденное).
Открытый и немного успокоенный дракодайк выслушал и мои слова о значении объятий для Н., чем сделал нам еще один громадный подарок…
Теперь я в ожидании новой встечи, которую, к сожалению, уже не в праве поторопить… но теперь мне уютно и тихо, когда я думаю о Марие — этой нашей встрече уже ничто не способно помешать, дело только во времени…
Так что я стою у своей открытой двери, прислонившись к косяку и, прищурившись, вглядываюсь в беззвучную снежную, ослепляюще-белую даль, стараясь различить силуэт открытого мной дракодайка, его темную одежду и светлые длинные волосы, которые и стали моим ключом.
Fin.