старое стихотворение ><

через пекло, мертвый холод, чужеустные молитвы, что услышаны не будут, ибо некем, через жесткие запреты и колючие заборы, за которыми не прячут даже тщетность, даже глупость, через узкие могилы, мавзолеи, -все такие же пустые, миллиарды на пути их, щедр мир лишь на пустое и на то, что помешает, обмануть, запутать сможет, позабыть заставит кто ты, поиграет, пошвыряет, пожует, помелет жадно и отбросит, словно мусор прочь пустую оболочку, так спокойно и обычно, ведь система хаотична, ей неважно, как попался в механизм жизни снова тот, кто был одной из сильных, из прекрасных, полных Сутей, существо, что без заминок мир такой прошло насквозь бы, оставляя только пепел позади себя, но память, — вот великая ошибка, забывать нельзя, такие у Игры дурной законы. так бегу я по холодной, черной от времен дороге, по краям которой — стены ненавистны лабиринта, и в руках моих усталых — нити связей, я держу их крепко так, что сводит руки, я хочу увидеть что то, что бы чуть хоть отличалось от стены и камня в кладке в полумраке этой клетки, каждый раз, вскрывая двери, попадаешь снова в клетку, клетка в клетке в клетке в клетке в клетке в клетке в клетке в клетке…

Совет второй.

фрактал

Наверное, со стороны это просто смешно смотрится — я читаю одну главу одной книги, ещё одну главу другой, потом третьей, потом собираюсь ложиться спать, но в архиве нахожу ещё одну недочитанную книгу и читаю ещё одну главу. И представьте, у меня в голове оно ничего не смешивается в винегрет, а наоборот — ну мне так легче!
Читать дальше

До Большого Взрыва

большой взрыв

На картинке — «Круги на воде» (микроволновом фоне), неким образом прошедшие через Большой взрыв и оставленные событиями до него. Цветами обозначены отклонения от средней температуры

Читать дальше