Внетелесное



Нашёл вот небольшой рассказик про выход из тела. Тут вроде такое было, так что думаю будет уместно.




Внетелесное переживание в детстве
Thursday, 29 June 2006

Я еще должен одну историю рассказать, чтобы можно было понять некоторое двоякое мое отношение ко всему этому. Я с тобой в принципе согласен, но…

Произошло это со мной в возрасте двенадцати лет. Я тогда жил в Чимкенте у тетки, потому что мои родители уехали работать в Африку по контракту, а школа там русская была только начальная, ну вот меня и оставили у тетки. Я был в пятом классе и учился во вторую смену, то есть занятия у нас начинались в два часа дня. Наверное, это была весна, потому что было довольно тепло. День был совершенно обыкновенный, и ничем особенным вообще не отличался до этого момента.

Я собирался в школу, надевал костюм и как раз повязывал пионерский галстук, стоя в коридоре с портфелем у ног.

Вдруг что-то произошло, словно на меня внезапно вылили сверху ведро воды. Я не сообразил, что именно случилось, но понял, что это не вода, а что я куда-то «вытек» и смотрю на окружающий мир не из тела, а из какого-то места чуть позади и выше примерно на метр. Тело при этом замерло и перестало двигаться. Состояние было очень странное и непривычное, словно я захлебнулся воздухом и мгновенно и без боли умер.

Вслед за тем образовалась мысль, совершенно отчетливая — что я — вот ЭТО, КОТОРОЕ СМОТРИТ, а то, которое внизу, называется Олег Матвеев, но это вовсе не я. Это что-то другое, а я — КОТОРОЕ ТЕПЕРЬ ВОТ ЗДЕСЬ.

Я изумился.

Потом попробовать смотреть по сторонам. Точнее, переключаться на другие предметы, потому что «смотрел» я на всё сразу, без направления, как бы ощущал на 360 всё вокруг.

Следующее, что я отметил, была моя тетка. Она учительница, и мы с ней ездили в школу вместе. Она была в соседней комнате, но я мог ее видеть в дверной проем.

Тут же пришла другая, еще более странная мысль. Я осознал, что я мог бы быть моей теткой, так же просто, как и Олегом Матвеевым.

Это меня вообще конкретно озадачило.

Тетка двинулась ко мне, я шевельнул телом и мгновенно оказался в своем «обычном» состоянии.

В школе на уроках я думал о том, что произошло. Я обнаружил, что с этим новым состоянием связано особое ощущение, словно я испаряюсь из тела, и если я начинаю его воспроизводить, то снова оказываюсь вверху, над телом. Тело при этом цепенело, замирало. Стоило пошевелиться, как я снова оказывался «в голове». Я не стал экспериментировать в школе, потому что боялся упустить момента, когда ко мне кто-то обратится или меня будут трогать, а я не среагирую, если буду «не там».

Придя домой, я решил попробовать снова. Я убедился, что меня никто не побеспокоит, лег на кровать и снова «вспомнил» это особое ощущение. Сразу оказался снаружи. Тело лежало на кровати, я был сверху.

Я попробовал перемещаться. Получалось.

В какой-то момент я понял, что я могу вообще просто взять и уйти. Совсем. И не возвращаться больше в это тело и вообще в это место. Это было пределом моего удивления.

Я занимал разные места в комнате, и думал, что я тогда стану делать.

Все занятия, которые мне приходили в голову, требовали наличия тела. Ни перемещать предметы, ни издавать звуков у меня не получалось. Я мог только смотреть и перемещаться. Звуки я слышал тоже, остальное вроде отсутствовало… Все предметы выглядели совершенно как обычные, через стены я не видел и проходить не пытался тоже… я вообще не решался перемещаться куда-либо, откуда не было видно тела. Я чувствовал, что его всё время надо видеть. Не то что страх, просто я знал, что его нельзя оставить вообще, а то потом может что-нибудь случиться, а я не успею сообразить, где я оставил тело. Поэтому лучше не терять его из виду.

Со временем я пришел к выводу, что перспектива быть бестелесным меня не привлекала ничем. Тем более что кроме меня, «таких» больше никого не было, было совершенно тихо и пусто. А мне хотелось общаться.

Я вернулся в тело, пошевелившись.

Всё это было довольно странно. Я решил никому об этом не говорить, потому что никогда о таком не слышал и даже не понимал, как это можно объяснить. Однако, никаких мыслей о том, что я сошел с ума или еще что-то такое, у меня не было. Я чувствовал себя совершенно нормально.

Я продолжал как обычно учиться и ходить в школу. Я тогда был круглым отличником, кстати.

Месяца два или три я продолжал вечерами развлекаться этой странной способностью. Однако я так и не придумал для нее какого-либо применения в жизни. Со временем всё это мне наскучило, и я перестал это делать.

Я и забыл об этом напрочь, потому что потом пришла половая зрелость, новые ощущения и волнения, которые были куда интереснее. Только много лет спустя я узнал об экстеризации и вспомнил то странное ощущение. Я и до сих пор его помню, однако тогда, в двенадцать лет, я сам и тело «расходились» легко и чисто, а теперь, даже когда я точно знаю, что я не в теле, я всё равно уже в основном получаю восприятия от тела. Как если бы я был едва жужжащим зуммером рядом с орущим мощным динамиком. Я есть, но меня «не слышно». Я так привык к телу, что уже не знаю, как его «сделать потише».

А еще позже, году в 2001, я прочитал книги Монро и нашел в его описаниях совершенно точное изложение того, что я тогда ощущал.

А ответ на свой вопрос, что делать вне тела, я тоже так и не получил. Все занятия, которые мне приходят в голову, требуют наличия тела. Хотя были периоды, когда я так не думал, например когда я увлекался интегральной йогой и Ауробиндо.

Но я точно знаю, что Я — ЭТО ТО, КОТОРОЕ СМОТРИТ, а не Олег Матвеев. И я знаю, что то, которое смотрит, было всегда и будет всегда. Оно всегда смотрело. До того, как появился Олег Матвеев, и после того, как его не станет. Вот это последнее я осознал уже в одитинге, точнее, «вспомнил», и для меня это очень важная связь. Я могу быть «вне игры», хотя и не могу сказать, что я в совершенстве овладел управлением этим странным обитаемым телом по имени Олег Матвеев. В сессиях я нашел много моментов, когда я покидал тело кратковременно по разным причинам, но делал это неосознанно.

Однажды я рассказал об этом маме. Уже после того, как я это вспомнил и перепрожил в одитинге. Я рассказал ей, что я точно знаю, что Я — ЭТО ТО, КОТОРОЕ СМОТРИТ, а не Олег Матвеев. И я знаю, что то, которое смотрит, было всегда и будет всегда. Оно всегда смотрело. До того, как появился Олег Матвеев, и после того, как его не станет. И что мне совсем не страшно умирать, потому что это так и будет — вот то ощущение, и потом буду Я. Ну, только вот мучиться не хотелось бы.

У нее была нервная истерика. Она думала, что я ей этим хотел сказал, что я не ее сын. Хотя это, в общем-то, так и есть. Ее сын — Олег Матвеев, но это не я сам. Это как одежда или как автомобиль. А я — носитель одежды или водитель авто. Я тогда понял, что правильно не стал тогда никому об этом рассказывать.

Взято отсюда, там дядька рассказывает про опыт прибывания в секте саентологов, довольно занимательно.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут не только лишь все, мало кто может это делать.